кровавые слезы одноклассников



QLE 120x240

Черный список. Защита потребителей

Профессиональная уборка в Москве

Секс-шопы



Мета:



Поиск




QLE 120x240

Как быть счастливым?





Лучшая система размещения статей

Как Павел Воля тупил на КВНе

29.01.2008

Павел Воля тупит на КВНе



Интервью в Павлом “Снежком” Волей (журнал “Mens Health”)

- Начнем с вопроса лобового, а то времени мало. Как сочинить удачную шутку?

Павел Воля: Кстати, специалисты из Международного института юмора провели опрос и установили, что самые смешные для человека темы это: смерть, сексуальные извращения, тюрьма, болезнь, физические недостатки и несчастные случаи. Большинство смешных шуток в мире именно об этом. То есть история про слепоглухонемого карлика-дебила, который, сидя в тюрьме, занимается извращенными сексом, в результате чего умирает, должна быть смешной для всех. Это вопрос быстрого реагирования. Вопрос того, насколько хорошо ты чувствуешь, о чем идет разговор, насколько оперативно можешь его подержать и превратить в шутку. Сиюминутный юмор – мой самый любимый! 30% того, что я говорю, рождается прямо на сцене. И именно эти шутки зритель увидит, оценит и запомнит лучше всего. Но для того, чтобы так шутить, нужен опять.

- Где же его взять?

Павел Воля: Но в КВН все совершенно по-другому! Сейчас мы сами себе хозяева, а кевээнщикам такого никогда не позволят. Ведь там система, игра. Там есть какое-то долбаное жюри! Вы понимаете, насколько это вообще неправильно, что какой-то человек может сидеть и оценивать юмор?! «Нельзя шутить над звездами – люди обижаются!», «Плохо, когда ты в лицо гею сказал, что он гей, – человек страдает!» Я это просто ненавижу! Меня устраивает американская система юмора: каждый шутит на ту тему, на которую хочет. И Comedy Club построен по такому принципу: если кому-то твоя шутка не нравится, тебе могут ответить, тебя могут чем угодно кинуть, а если что, то и дать в рожу.

- И что, давали?

Павел Воля: Пока нет. Но принципиально это возможно. Это лишь вопрос физической силы, которая наступает после всех остальных слабостей. Человек, который дал тебе в рожу из-за шутки, – заведомо тебе проиграл. Он уже на коленях. И это его последний шанс на глупый гол престижа: все, вы доказали, что я тупоголовое быдло, поэтому я, как настоящее быдло, сейчас встану и ударю!

- По какому принципу происходит набор в ряды резидентов Comedy?

Павел Воля: Нет такого набора. Есть открытые двери. Надо только войти и показать свой юмор. Все посмеются, а ты заберешь свои деньги. Именно так обстоит ситуация. Движение Comedy Club развивается очень активно. Постоянно открываются филиалы в городах России. А новые ребята – из региональных команд – приносят такой юмор, о котором мы даже не думаем! Ведь мы с каждым годом узнаем это дело все лучше, встаем на накатанные рельсы: диалоги, монологи, миниатюры… У новых ребят этих шор пока нет. Они придумают свои, абсолютно новые жанры. Научить такому, как учат обезьяну складывать кубики, нельзя.

Интервью Павла Воли в журнале “Вкус”
- Расскажи историю твоего появления в Comedy Club.
- Первая вечеринка, которую мы организовали, была в богом забытом месте «Касбар». Мега респект им, это был самый первый наш дом. Там уместилось 50 человек дальних друзей, а нас, выступающих, четверо было. Я пригласил Киркорова, Харламов привел Юдашкина. Я что-то сказал о том, что вот как нам, мальчикам, повезло – на первое выступление сразу Киркоров с Юдашкиным пришли, они раскланялись, поржали. Я читал какие-то вонючие рассказики, Харламов что-то там показал, мне казалось, что было очень-очень плохо. Но потом люди пришли снова. И мы продолжали. Это вообще не приносило дохода! Но мы тупо продолжали выступать по субботам, потому что верили! И вот уже четыре года нет такой причины, чтобы в субботу не дать представления, потому что люди привыкли – и мы не можем их обмануть.

- Когда ты в первый раз вышел на сцену?
- Мама работала в Доме культуры, я вышел года в четыре, наверное, на партсобрании. Вручали какие-то книжечки, играли туш поздравительный. Я вышел из-за кулис и танцевал около трибуны, мне все поаплодировали, а потом мама пришла и забрала меня.

- А почему ты выбрал такой жанр – шутить над знаменитостями?
- Раз приходят люди, значит, они хотят, чтобы над ними поржали. Как-то сам по себе жанр сложился. То есть не было такой задачи – сейчас мы нагоним звезд и будем их высмеивать. Ни у кого такой мысли не было.

- Бывали такие моменты, что тебе не хотелось смеяться над человеком и ты это делал «через не хочу»?
- Ничего не делаю «через не хочу». Самое главное и самый большой плюс – это то, что я выражаю со сцены свое личное мнение. И это свое мнение, а не чье-то там, все это интересно и прикольно. У каждого, у звезд и не звезд, есть свои мысли по поводу того, что происходит. Если мне и всем кто-то очень сильно нравится, то я никогда ничего плохого не скажу. Но если группа «Фактор 2» – это говно, то я это, конечно же, скажу им в лицо.

- Насколько я понимаю, у Comedy Club есть «мягкая» программа и более «жесткая».
- Есть всякая разная программа. Мы выступали и на Днях Рождения детей, стариков и взрослых, у собак только не выступали, но все впереди. И в городах, и в весях, и в клубах. У всех огромный, гигантский запас юмора, который уже придуман и который только намечается. Ты выходишь и, что хочешь из этого, рассказываешь. А я вообще рассказываю, что называется, «из головы». На гастролях совсем другая программа. Люди совсем другие, простые, которые просто пошли и купили билет. Поэтому надо разговаривать о них и с ними. Поэтому каждый раз все очень индивидуально. В Сочи ты разговариваешь об одном, в Новороссийске – о другом, в Салехарде – о третьем.

- С коллегами по Comedy Club только по субботам встречаетесь?
- Все, на самом деле, как дураки, и так видятся целыми сутками со всеми, а на гастролях вообще расстаться не могут. Такое ощущение, что все приехали в другой город и держатся друг за друга: «А вы куда гулять? А мы с вами. А мы мороженое покупали. А почему вы нас не подождали? А вы мопед себе взяли? А нам почему не взяли?» Вот такой вот дурдом. И все время так проходит, все хотят что-то друг от друга, но это весело.

- Кстати, о турах. В ноябре состоится фестиваль Comedy Club?
- Да. Это отдельный наш большой проект. Очень перспективный и офигительный. Один фестиваль уже был, он проходил в Турции. На канале ТНТ была показана его версия. Очень прикольная. Очередной, второй, пройдет на Кипре с 1 по 7 ноября, «Неделька Comedy Club на Пафосе». Человек от 350 до 500 мы туда повезем. Все, что происходит на фестивале – настоящее сумасшествие. Мы уезжаем на неделю, и с нами едут все ближайшие и все лучшие, которые могут бросить свои дела на неделю. Мы продумываем очень много дел, которые мы за какой-то период времени не успели сделать. И на неделе делаем эти сумасшедшие вещи. Например, мы пишем песню, поместим ее на радиостанции, а на Кипре снимем видеоклип, где поучаствуют все приехавшие с нами – это будет самый массовый в истории шоу-бизнеса видеоклип. Приедем и поставим его в ротацию каналов. Вот такое отдельное направление. Дальше куда поедем – непонятно, может, это будет Китай, Вьетнам, Африка. Есть гостиница сумасшедшая в пустыне Сахара, на будущий год туда поедем. Самое главное, что все в наших руках. Это очень организованное мероприятие. Мы все летим в своих самолетах, в которых больше никого нет, кроме нас. Летим в свои гостиницы, где нет никого, кроме нас. Никто нам не указывает, что нам делать: шуметь или не шуметь, орать или не орать. И все вместе мы проводим время. Судя по Турции, с фестиваля все возвращаются большой семьей – как дети из лагеря: «А давайте каждое воскресенье встречаться!»

- Кто разрабатывает тебе стиль?
- Да в основном просто шмотки из моего гардероба, а тетки-стилисты приносят какие-нибудь шарфы нереальные – и мы ржем с этого дела минут десять, а потом я иду на сцену. Обычно это просто вещи, которые мы носим. В момент, когда вещи начнут носить нас, – пиши пропало! Не надо задумываться, в чем ты ходишь, на чем ты ездишь. Ездишь ты на «Мазерати» или на «Москвиче» – в этом ты. Никто ж не парится по поводу того, что какая-то кишка у него на два сантиметра длиннее. Но у нас есть направление Comedy Fashion – модная прикольная одежда, Галыгин этим занимается.

- Телепередача и концерты исчерпывают твое творчество, или ты для себя в стол еще стихи, романы, песни сочиняешь?
- Вот собираюсь альбом выпустить. Я сидел дома на кухне, придумывал песни, писал музыку, и я же все это дело буду исполнять. Это скорее не песни, а «посылы» под музыку. В любом случае, это очень необычно. Такого нигде не было, это не мои слова, а слова людей, которые в музыкальном мире работают. Понятно, что один я не могу все делать. Во-первых, у меня товарищ музыкальной грамоте обучен. Если как-то через меня это и выходит, то только благодаря ему. В этом альбоме участвует огромное количество людей. Кто они, пока не скажу. Уже идут слухи, что от Малинина до Розенбаума. Две песни – «Все будет охрененно» и «Шоу-бизнес» – можно уже услышать в телеверсии Comedy Club на ТНТ в моем бенефисе.

- «Звездная болезнь» появлялась?
- Вопрос не ко мне. Мне кажется, все меняются просто потому, что живут, все меняются со временем. Я не помню таких моментов, чтобы я плюнул кому-то в лицо или отвернулся. По-моему, все относительно. Если я с человеком 12 лет общался, а потом год он на меня смотрел по телевизору, то, естественно, он уже по-другому ко мне относится. Иногда противно, когда человек перед тобой сам начинает заискивать. – Остановись, мы же с тобой в одном подъезде выросли! – Не знаю, что произошло, но я уже ничего не могу сделать с его мнением. И когда я старого товарища приглашаю попить пива, он отказывается, потому что у него работа, дети, я тоже уже очень далеко от него, от школьной скамьи. Он мне откажет, а потом наш общий знакомый говорит: «Блин, а про тебя говорят, что ты хочешь купить пивом». Я уже ничего не смогу с этим сделать.

- Предположим, ты стал популярен до такой степени, что стали производить кружки с твоим изображением. Как на это будешь реагировать?
- Не знаю, хорошо это или плохо, когда ты на кружке, из которой пьют чай. С одной стороны, это очень плохо. Но, с другой стороны, человек купил эту кружку и пьет из нее каждое утро. Значит, ты, как минимум, должен потом прийти к этому человеку на могилку и плакать, просто потому, что он два года пил из кружки с твоим фото. Нельзя определить, хорошо это или плохо.

- В Екатеринбурге есть известный DJ-KLEY, так его машину по три раза в неделю на наркотики проверяют. Тебе творческое имя “Снежок” работать не мешает?
Чернокожий будет думать, что меня так зовут, потому что я белый. Наркоман – что в честь кокаина. А еще кто-то придумает еще что-нибудь. У кого куда мозги.

Справка

Павел «Снежок» Воля родился 14 марта 1979 года в Пензе, где и окончил школу №11. Причем закончил ее с серебряной медалью и кучей благодарностей от преподавателей за активное участие в жизни школы! До сих пор его фотография висит на Доске почета в пример другим ученикам.

Может поэтому Павел Воля пошел учиться на учителя русского языка и литературы в Педагогический институт им. В. Белинского. Параллельно учебе Павел играл в КВН и был, конечно же, капитаном команды «Валеон Дассон», работал ди-джеем «Русского радио в Пензе»: Пенза еще не забыла ди-джея Павла Добровольского!

В 2001 году, сразу после окончания педагогического университета, он уехал в Москву: работал ведущим на «Муз-ТВ», озвучивал Масяню, работал ди-джеем на радиостанции «Хит-FM» и, как будильник, ровно в семь ноль-ноль поднимал сотни тысяч радиослушателей. Каждый день люди слышали – «С вами был Павел Воля».

А до этого он работал сценаристом у Игоря Угольникова в передаче «Добрый вечер» на РТР, где и познакомился с работающим там же Артуром Джанибекяном, будущим продюсером…

Рубрики: Приколы | Комментарии (3) »

Комментарии (3)

  1. Olen пишет:

    Комедиант хренов, блин

  2. Leanyhege пишет:

    А мне вот интересно, а сам автор читает комментарии к этому сообщению. Или мы тут сами для себя пишем?

  3. vanobr пишет:

    Здравствуйте! Спасибо за Ваш ответ!

Оставить комментарий

Заметьте: Включена проверка комментариев. Нет смысла повторно отправлять комментарий.